Сообщение об ошибке

  • Warning: Illegal string offset 'field' в функции DatabaseCondition->__clone() (строка 1895 в файле /home/u5213/domains/baltrin.ru/includes/database/query.inc).
  • Warning: Illegal string offset 'field' в функции DatabaseCondition->__clone() (строка 1895 в файле /home/u5213/domains/baltrin.ru/includes/database/query.inc).
  • Warning: Illegal string offset 'field' в функции DatabaseCondition->__clone() (строка 1895 в файле /home/u5213/domains/baltrin.ru/includes/database/query.inc).
  • Warning: Illegal string offset 'field' в функции DatabaseCondition->__clone() (строка 1895 в файле /home/u5213/domains/baltrin.ru/includes/database/query.inc).

Богданович В.Н. ИСКУССТВО КАК РЕСУРС В ПОВСЕДНЕВНОСТИ:

 

 

Цитирование и ссылка на авторитеты в этой статье не преду­смотрены. Они открыли, изобрели и «дали путевку в жизнь» – вот и хорошо, но постоянно их цитируя, можно превратиться в средне­вековых схоластов, которые только тем и занимались, что цити­ровали Писание, стараясь не отойти даже мысленно от него ни на йоту. Кроме того, мы, образно говоря, «стоим у них на плечах» и в силу только этой при­чины видим дальше. Я умышленно пишу тезисами, почти телеграфно, чтобы небольшая статья не превратилась в книгу средних размеров с примерами, комментариями, выклад­ками и проч.

Постановка проблемы

Современный мир дает нам всем неограниченный доступ к информации, при этом он не дает взамен знаний. Разница между «информацией» и «знанием» в том, что информация – это факты, связь между которыми неясна, а знание их увязывает в систему, которую мы мо­жем активно и с пользой применять и в процессе Бытия, и в быту. Не понимая и не различая их, мы тонем в море информации, а правильно ее использовать не можем. В итоге, в угоду развитию формального интеллекта мы в душе Бытиё противопоставляем быту, а духовное – материальному, как итог – душа страдает от такого искусственного разделения. Да и как иначе, если мы с юношества активно игнорируем важнейшую часть нашей личности.

Более того, даже то духовное, священное, прекрасное, что на самом деле существует вокруг нас, мы предпочитаем относить к сфере искусства, религии или природы, а все материальное в нашей жизни оборачивается нудной работой, которую надо выполнять и обязательно в поте лица. Разумеется, положение не так безвыходно, как это может показаться. Выход есть: в осознаваемом соединении сакрального с профанным, проис­ходящем не «когда-то» и «где-то», в будущем, а «сегодня», в конкретных проявлени­ях жизни можно достигать гармонии между духом и телом (пресловутый кентавр). При объединении происходит расширение границ Души и выявление в себе искры Божьей. Мы не одни, если смотрим Вверх.

Основной задачей современной психологии и является активная помощь человеку в преодолении этого разрыва. Как? При помощи того, что у нас уже есть и что нам уже дано «здесь и сейчас», а не в дебрях Индокитая или в антисанитарных пещерах Гинду-куша. Действительно, у нас, даже в условиях мегаполисов, есть ресурс, который может нам помочь получить те состояния, за которыми «продвинутые» катаются в Тибет или к Шри Самаджи. Обычно они приезжают из поездок переполненные впечатлениями, яркость и актуальность которых быстро нивелируется – в иной культурной среде нет по­стоянных и адекватных стимулов. Хотя, источник состояний, как ресурс, у нас есть, это шедевры, хранящиеся в музеях. Ресурс есть, только им надо научить пользоваться.

Итак, о ресурсе. Тоже кратко.

Музеи – это своеобразные «консерватории», а произведения искусства – «консер­вы духа», которые могут храниться в музеях неограниченно долго в ожидании тех, кто ими сможет правильно воспользоваться.

Шедевр, произведение искусства окутаны своеобразной аурой, генерирующей у вни­мательного зрителя, предстоящего перед ним, высокое состояние. Исследования пока­зали, что картина создает физическое поле, которое воздействует на живой организм не только in vivo, буквально «в жизни, на уровне психики, психосоматики», но и в in vitro, буквально «в стекле, в пробирке», то есть на тканевом уровне.

При помощи инструментальных исследований (инфракрасная спектроскопия) можно получить информационный спектр излучения физического поля картины . К примеру, вот как выглядит график, на котором изображен спектр излучения картины Матисса «Ис­панский натюрморт».

График и картина Матисса «Испанский натюрморт»

Гений, Художник, Мастер вкладывает в шедевр свое состояние, оно передается че­рез века и тысячелетия, и мы можем, используя его шедевр как камертон, получить, а потом и вызвать в себе резонансное состояние аналогичное созданному художником. Картина – это знак или символ, отражающий какой-то аспект модели общественного подсознания, уловленный, принятый, зафиксированный художником из общего инфор­мационного поля. Когда мы соприкасаемся с шедевром – то волей-неволей зажигаемся от той искры Божьей, которая вложена в нас Им. Так можно перешагнуть «поверх ба­рьеров» своей маски, расширить границы восприятия собственного Я.

Картина — это обращение Творца через состояние художника к Миру, к нам. Всякая деятельность в искусстве предполагает наличие энергоинформационной связи между произведением и внимательным «пользователем», которой надо уметь пользоваться. И за ними вовсе не обязательно ездить куда-то за тридевять земель, пытаться, как ту­рист быстренько освоить иные традиции, попасть под то, что Бахтин именовал «соблаз­нительной легкостью».

Наша традиция, культура – это и есть тот самый ресурс, с которым нам надо работать, коль скоро мы здесь родились. Более того, исследования показали, что разные культуры имеют иные принципы воздействия на психику и на организм, даже на тканевом уровне. Мы, в своем большинстве, ни как биологический объект, ни как целостная личность, не являемся продуктом, к примеру, индуистской традиции, следовательно, иное влияние может оказаться или лишенным смысла, или вредным.

Неконтролируемый или неосознаваемый перенос чреват непредсказуемыми послед­ствиями, есть примеры. Особенно это касается переноса эволюционно-незрелых, ар­хаических традиций и культур в наше общество. Шаманизм, к примеру, или магия толь-теков/ольмеков в прочтении современных специалистов, которые видят в них психо­практики, а не мощную, но чуждую нашей Картине Мира традицию. Дошло до того, что специалистам проще какие-то феномены психики назвать по-английски, чем исполь­зовать для этого язык «родных берез». Как следствие, профессионалы чаще цитируют тексты буддизма/индуизма/тантры, кого-либо из индусов или учителя Нью-Эйджа, а не Г.Паламы, С.Булгакова, Н.Бердяева или П.Флоренского.

 

График и фотография статуи Будды

 

Многолетние исследования в области малых и сверхмалых полей и взаимодействий, показали, что принцип действия ритуалов, произведений искусства, даже архитектуры сакральных сооружений на человека, как на целостную систему, в различных традициях весьма отличен друг от друга. Приведу в пример информационные спектры священных предметов разных культур.

График и фотография раки с мощами св. Александра Свирского

На графиках видна разница и существенные различия в энергоинформационных спектрах воздействия от различных традиционных предметов поклонения. Это первое.

Второе. Понимание того, что такие различия существуют, заставляют нас, как мини­мум, осознавать, что они есть. Причем, есть вполне физическое воздействие не только на уровне психического, но и на уровне органном, на уровне системном. Как in vivo, так и in vitro. Наши разработки позволяют более точно дифференцировать и отслеживать осо­бенности действия на человека, а значит, позволяют их учитывать при работе с ними.

Третье. Мы так много уделяем внимания этой особенности потому что, когда речь идет о мощных, энерго-информационно насыщенных сакральных предметах или инфор­мационно насыщенных местах, о произведениях искусства, о шедеврах, то необходимо понимать, что у них качественно разные частоты, спектр воздействия и на отдельные системы, и на целостный организм. Это может быть научение новому навыку, в неко­торых случаях воздействие может быть направлено на снятие симптома, на завершение гештальта, снятие актуальности травмирующей ситуации, а может на кардинальное из­менение Картины Мира. А вот с такими вещами уже не шутят.

Помехи, появляющиеся при возникновении возможности воспользоваться теми ре­сурсными состояниями, которые нам даны в виде своеобразных «консервов»:

Нетребовательность к себе. Проще съездить раз в год к гуру, чем каждый день что-то делать для себя и с собой, в рамках требований культурной среды. Можно поехать в Индию на две недели чтобы помедитировать под руководством инструктора. Но кто, или что, мешает это делать у себя в Подмосковье?

Страх взять на себя ответственность за свое развитие и свою жизнь. Своеобразное бегство от внутренней свободы в иную культуру или традицию, потому как нам кажется при поверхностном взгляде на них, что «тут» эти проблемы уже решены.

Отвлечение внимания на экзотику чужой культуры – на нее смотришь, как на нечто другое, на иную жизнь, наполненную медитирующими мудрецами, гуру и чудотворцами. Потому как мы «знаем», что в окружающей нас и здесь повседневности нет пиковых состояний, которые можно получить там, в чем мы тоже «уверены». Так творится миф о «духовных сокровищах Востока», где они есть на каждом шагу и их можно без труда найти и приобрести в вечное пользование, причем львиную долю работы за/для тебя проделает «Учитель», «Наставник», «Гуру».

Подпадание под власть авторитетов Востока, окутанного флёром мудрости, мистики и величия древних «духовных» культур, которые во многом уже архаичны. Они иные, а в чем-то для нас менее актуальные, так как мы – люди, выросшие и живущие в традициях постиндустриального «бездуховного» общества. Механическое копирование иных тра­диций чревато, а также «дорого и невкусно».

Неумение отличить в своем увлечении иными традициями поверхностный мотив от внутреннего смысла и «гуру от Нью-Эйджа» в этом нам не подмога. Они, как и обычные ученые, подходят к феномену воздействия культуры на нас с позиций формального ин­теллекта, выкидывая смысл традиции в угоду достижению конкретной цели.

Дилетантизм, процветающий там, где мы соприкасаемся с традициями и с «искус­ством». В нашей культуре, с появлением лозунга: «Искусство принадлежит народу» ис­кусство, а особенно та его область, которая широко распространена среди психологов-профессионалов (имеется ввиду «арт-терапия») превратилась в помойную яму психо­логии, куда бессистемно свалены любые методы развития креативности. Как следствие, само понятие «арт-терапия» размыто, нечетко. К ней причисляют самые разные методы, от серьезных и глубоких до маргинальных, от проработки кризисных сценарных проблем до лепки пирожков из песочка или пересылке SMS с одного мобильника на другой. Это иногда полезно, но понятие арт–терапия глубже!

Вы умеете рисовать, пусть полу-профессионально? У вас есть медицинское образо­вание? Тherapeia – уход, лечение! Вы имеете психологическое образование? У вас есть в наличии хотя бы две составляющие? А три? А одна? Профессионал тем и отличается от дилетанта, что он гораздо более ответственно подходит к предмету, глубок и видит смысл того, что он делает, чем занимается и может адекватно подобрать методики того, что именуется «Тherapeia»ей.

 

Промежуточные выводы

Занятие искусством, по сути, общественный ответ на потерянный смысл и размы­тость современных нам традиций. Кажущаяся легкость иных, экзотических традиций внушает уверенность, что каждый может заниматься искусством, каждый в нем понима­ет, как верный последователь постмодернизма, и более того, любое дилетантское дей­ство может быть позиционировано как искусство. Главное, с их точки зрения то, с ка­кой стороны смотреть действо, предмет, ситуацию, в порыве маргинального творчества «изобретенного» ими.

Доступность выразительных средств – компьютерная графика, фотоаппараты, ксе­роксы, инсталляции, перфомансы, актуальное искусство, обилие маргинальной литера­туры создает дополнительный соблазн заняться «высоким».

Общедоступность информации – компьютерные базы данных, on-line обучение все­му, чему можно поучить за наши деньги, мега-мастер-классы дилетантов, которые с удо­вольствием поделятся с вами своим полузнанием и проч. воспроизводит их в угрожающих масштабах, вот на что стоило бы обратить внимание профессионального сообщества.

Полузнание, малая осведомленность об исследованиях, проведенных в смежных об­ластях, скажем в области физики малых и сверхмалых полей и взаимодействий, которые изучают воздействие шедевров на биологические объекты, не позволяют нам более вни­мательно взглянуть на суть воздействия предметов искусства или сакрального на нас как на целостную систему…. Это, на мой взгляд, главное.

Итоги. Summary

Когда идет широкомасштабное наступление постмодернизма, когда размыты границы между творчеством и ремеслом, когда нет традиций, которые смогли бы удовлетворить жителей мегаполисов, глупо прятать голову в песок или искать спасения там, где его нет.

Мы, хотим этого или нет, но всегда развиваемся в рамках культурного кода, некой традиции, но традиции скрытой от нас массой факторов, в том числе ее неактуальностью для нас, неумением учиться ее выделять, сложностью в восприятии материала, душев­ной глухотой. Главным образом, они скрыты от нас нашим же неумением вникнуть в них, неумением настроиться, отсутствием в нас необходимой для этого глубины, терпением и трудолюбием.

Мегаполисы – это совершенно иная субкультура с совершенно иным смыслом совмест­ного проживания, иной экологией развития того, что было до сих пор в закромах общества и формальные традиции мало в чем могут быть полезны нам. Не забывайте, что до сих пор человечество не сталкивалось с таким явлением в таком масштабе, так что в них искать от­вет на вопрос о выходе из кризиса во многом бессмысленно. Что может «магия тольтеков» в условиях современного «миллионника», где не знают друг друга даже в лицо жители одно­го дома? Если бы формальные традиции соответствовали своим задачам, то их бы никто не смог ни забыть, ни утратить, ни уничтожить. Правда, есть ниточка – понимание внутреннего смысла традиции, вот тогда она может стать мощным подспорьем.

На мой взгляд, наша актуальная задача на сегодня – постепенное создание новой традиции из того материала, который у нас есть в наличии «здесь и сейчас». Процесс стихийно уже идет…. Мы его можем возглавить или плестись в хвосте за теми, кто возь­мет на себя смелость возглавить его. То есть выйти за рамки навязанного социумом поведенческого стереотипа и вывести сознание на качественно иной и новый уровень, в чем, собственно говоря, и есть основная задача трансперсональной психологии

Вперед? К традициям….